Главная   Редакция    Помочь газете
  Духовенство   Библиотечка   Контакты
 

Газета основана в апреле
1993 года по благословению 
Высокопреосвященнейшего
Митрополита 
Иоанна (Снычёва)

  НАШИ ИЗДАНИЯ    «Православный Санкт-Петербург»       «Горница»       «Чадушки»       «Правило веры»       «Соборная весть»

        

К оглавлению номера

Святая Земля

ТАКАЯ ХРУПКАЯ СКАЛА…

На Зимней Православной выставке в СКК состоялась встреча петербургских православных с игуменом Никоном (Головко), членом Русской Духовной миссии в Иерусалиме. В ходе встречи собравшиеся задали отцу Никону несколько вопросов; всех волновало в первую очередь вскрытие Гроба Господня. «Не кощунство ли это? Не признак ли приближения последних времён?» Известно ведь, что в Сети кто-то уже выложил странное видео: на нём можно заметить какие-то «грозные небесные знамения» над Иерусалимом…

Вот что сказал обо всём этом игумен Никон.

— Прежде всего, скажу: самое щепетильное христианское сердце не должно смущаться тем, что в Кувуклии проводились реставрационные работы. Поймите, это была не столько реставрация, сколько настоящая спасательная операция: если бы с нею замедлили, то мы могли бы вовсе лишиться величайшей святыни христианского мира — Гроба Господня.

Суть в том, что Кувуклия — сооружение слишком тяжёлое для того основания, на котором она поставлена. Она постепенно оседала под своим собственным весом — ведь скала, в которой был высечен Гроб Господень, хрупкая, мягкая, известняковая… Камень год за годом понемногу дробился и рассыпался, пошли трещины. Кроме того, под Кувуклией накопилось много влаги, была серьёзно нарушена дренажная система. По заключению специалистов, на начало 2016 года положение стало таково, что потребовалось безотлагательное решение, — в противном случае беда стала бы уже необратимой. Если бы всё осталось как есть, то вскоре вместо скалы мы имели бы гору песка!

Что сделали специалисты, вскрыв мраморную плиту над ложем Гроба Господня? Они принялись заделывать трещины в скале, — но как? Нагнетая в них особый, безцементный раствор, состав которого повторяет состав скалы Гроба Господня. Этот раствор, во-первых, скрепил скалу; во-вторых, приклеил к камню кладку Кувуклии, и теперь её вес стал распределяться более равномерно.

Важно отметить, что, сняв две плиты (а под первой плитой была обнаружена ещё одна, положенная некогда крестоносцами), учёные лишний раз удостоверились в том, что под ними находится подлинное погребальное ложе Христа, высеченное внутри скальной пещеры, представляющей одно целое со скалою.

— Правда ли, что во время реставрации над Иерусалимом наблюдались какие-то небесные явления?

— Я сам задавал такой вопрос Патриарху Иерусалимскому Феофилу и ссылался при этом на тот видеоролик, что выложен в Интернете. Надо сказать, что Патриарх воспринял мои слова с укоризной. Он сказал, что православная вера — это разум­ное богопочитание, и людей разумных, истинно верующих такие вопросы вообще не должны волновать. Я ответил: «Святейший, я просто обязан был задать этот вопрос: нас постоянно об этом спрашивают из России». — «Я тебя понимаю, — сказал Патриарх, — но пойми и ты меня: не к лицу нам распространять подобные слухи!»

Словом, позиция всех православных людей, живущих на Святой Земле, такова: ролик в Интернете поддельный, никаких «знамений небесных» над Иерусалимом не было.

— Чтобы такое утверждать, нужно иметь двух свидетелей, которые сутки напролёт следили бы за небом! Вот такому свидетельству можно было бы поверить.

— Послушайте, но ведь мы знаем Иерусалим не по чьим-то рассказам. Мы знаем, какое небо бывает над ним, как выглядят его окрестности… Я тоже видел этот злосчастный ролик и свидетельствую: он снят за пределами города. Но мало того: камера была повёрнута не к Иерусалиму, а в противоположную сторону. Это вам подтвердит всякий, кто знает Святую Землю. Звуки, которые звучат в кадре, и вовсе не надо принимать во внимание: я сам по образованию телевизионщик и знаю, что наложить на любое изображение любой звуковой ряд — это дело очень простое для человека, знакомого с техникой. Нарисовать на небе облака необычной формы можно с помощью компьютерной программы Adobe After Effects, — это тоже задача нехитрая для специалиста…

Интересно, что никто в православном мире не обезпокоился законностью этих реставрационных работ, — никто, кроме нас, русских. Это понятно: русское сердце наиболее щепетильно, наиболее болезненно воспринимает всё, что касается чистоты нашей веры. Надо сказать, что и мы, работники Русской Духовной миссии в Иерусалиме, отчасти виноваты: не дали своевременной информации о том, что происходит на Святой Земле. А ведь определённые круги не медлили: они постарались сделать всё, чтобы представить ход событий в выгодном для себя свете. В самом Израиле тут же начали выступать какие-то, с позволения сказать, историки, которые говорили: «Да, реставрация в храме Воскресения Христова, несомненно, покажет, что никакого Гроба Господня там нет!» — и всё в этом роде… Репортажи о работах велись порой в недопустимом тоне, так что у зрителей могло создаться такое впечатление, будто происходит осквернение святыни… Словом, тут же всплыла вся грязная пена антихристианства. Я, как руководитель пресс-службы Русской Духовной миссии, решил поначалу не подливать масла в огонь и не ввязываться в пустые словопрения — мол, вскоре страсти улягутся сами собой. Но тут раздался звонок из Москвы: сам Святейший распорядился, чтобы вся необходимая информация была дана нами безотлагательно. Потом с той же просьбой нам стали звонить из Правительства РФ — говорят, что позвонил даже сам Д.А.Медведев… Тогда мы, конечно, исправили своё упущение.

Хочу также сказать, что наиболее по­дробную информацию вы сможете найти на официальном сайте Иерусалимской Патриархии, который имеет и русскоязычную версию. Там есть пространные иллюстрированные отчеты о реставрационных работах.

— Всем известно, что в своё время Н.С.Хрущёв продал Израилю 22 объекта в Иерусалиме, принадлежавших Русской Духовной миссии и Императорскому Православному Палестинскому Обществу, — как говорят, за вагон апельсинов (так называемая «апельсиновая сделка»). Что-нибудь из проданного уже удалось вернуть?

— Из того, что Хрущёв продал, нам вернули Сергиевское подворье, остальное — пока нет. Сергиевское подворье — это такой гостиничный комплекс, он расположен в Иерусалиме, неподалёку от нашего Троицкого собора. Государство Израиль — это очень хитрое государство: когда нам передавали подворье, было поставлено такое условие: эксплуатировать здание может только коммерческая организация, не религиозная! Ведь прекрасно знали, что Русская Духовная миссия — это религиозная организация, а не коммерческая структура. Более того: по уставу миссии запрещено заниматься коммерческой деятельностью и создавать коммерческие структуры. Поэтому Израиль нам и поставил такую хитрую вилку: «Мы-то вам здание отдаём, но вы попробуйте возьмите его!» И мы придумали такое интересное решение: мы взяли Сергиевское подворье в содружестве с Императорским Православным Палестинским обществом (ИППО), потому что устав ИППО разрешает создавать коммерческие структуры. До сих пор это, правда, не делалось, но скоро, впервые за всю историю ИППО, такая структура будет создана. Она-то и станет формально владеть зданием, а на деле подворье будет принадлежать Русской Духовной миссии.

Самое обидное, что Хрущёв продал и Елизаветинское подворье, которое теперь обращено Израилем в тюрьму. Эта тюрьма находится рядом с миссией, и мы имеем счастье созерцать столь замечательное заведение со всеми его атрибутами: полицейскими машинами, колючей проволокой под током и так далее… И это в центре города! Но мы надеемся, что и Елизаветинское подворье к нам вернётся.

Сама миссия находится в четырёхэтажном здании четырёхугольной формы, с внутренним двориком… Впрочем, мы сейчас занимаем едва ли треть этого здания, а две трети взял себе израильский мировой суд — там местные иудеи судятся со своими жёнами о разделе имущества. Хорошего в таком соседстве мало, но, с другой стороны, суд платит аренду миссии, и у нас есть возможность на эти деньги поддерживать прочие наши участки. Впрочем, миссия год от году крепнет, и я надеюсь, что скоро мы распрощаемся с этим судом и сможем сами обслуживать собственное здание, без помощи арендной платы, и для поддержания других участков тоже хватит нам средств.

предыдущая    следующая